Весь спорт
НАШИ ПРЕДЛОЖЕНИЯ НАША ИСТОРИЯ НАША КОМАНДА НАШИ ПРОЕКТЫ НАШИ ПАРТНЁРЫ НАШИ КОНТАКТЫ
XXII Олимпийские зимние игрыXXII Олимпийские зимние игры
(6-23 февраля 2014 года, Сочи, Россия)
Игры XXXI ОлимпиадыИгры XXXI Олимпиады
(5-21 августа 2016 года, Рио-де-Жанейро, Бразилия)
XXIII Олимпийские зимние игрыXXIII Олимпийские зимние игры
(9-25 февраля 2018 года, Пхенчхан, Южная Корея)
Чемпионат мира по футболу-2018Чемпионат мира по футболу-2018
(14 июня - 15 июля, Москва, Калининград, Санкт-Петербург, Волгоград, Казань, Нижний Новгород, Самара, Саранск, Ростов-на-Дону, Сочи и Екатеринбург, Россия)



    АРХИВ
      
    Декабрь 2017
    ПНВТСРЧТПТСБВС
        123
    45678910
    11121314151617
    18192021222324
    25262728293031

    У нас вы можете приобрести газель некст промтоварный фургон.

    ПОИСК ПО САЙТУ



    Rambler's Top100

    Rambler's Top100
    15.02.2016 - Наши Комментарии

    Громова. История любви

     

    Сегодня, 15 февраля, юбилей у замечательного тренера, педагога, друга, просто человека – Ирины Громовой. Фактически, именно с неё в нашей стране началось паралимпийское движение. За три десятилетия она воспитала десятки великих спортсменов, в том числе – Михаила Терентьева, Сергея Шилова, Владимира Киселёва, Марию Иовлеву, Маргариту Гончарову, Романа Петушкова. А дала надежду – без преувеличения, миллионам. Агентство спортивной информации «Весь спорт» поздравляет Ирину Громову с Днём рождения, и желает только одного – продолжать любить. Публикуем историю любви юбиляра, которую для альманаха «Сборная России-2014» подготовила корреспондент «Новых известий» Оксана Тонкачеева ещё до триумфальных Игр-2014 в Сочи.


    Каждая история любви уникальна. И к своему счастью каждый из нас идет по-разному. На Ирину и Дмитрия Громовых испытания на прочность чувств свалились, когда они еще не были мужем и женой. И если бы потом они в какой-то момент расстались, никто бы, наверное, этому не удивился, не осудил. Но они и сегодня вместе. Готовятся будущим летом отметить со дня свадьбы 30-летний юбилей.


    Ирина Громова… Под ее руководством российские спортсмены впервые стали принимать участие в зимних Паралимписких играх в лыжных гонках и биатлоне, стали первыми в командном зачете на Паралимпийских играх в Турине в 2006 году. В 2010 – м в Ванкувере уступили только одну золотую медаль немецкой команде, завоевав при этом рекордное количество всех наград – 38.


    А ведь всего этого могло и не быть. Как могло не быть и этой истории любви. В ней удивительным образом переплелось очень личное и то, что принято называть гордостью нации.


    ххх


    Мы специально ждали день, когда семья Громовых соберется вместе. Ждали долго. Разговаривали с их друзьями – Георгием Смирновым и Александром Святовым. Они – из тех, кто не бросил своих товарищей по сборной команде СССР, когда случилась беда, кто помогал и помогает по сегодняшний день. Они и нам помогли – рассказали об Ире и Диме, что те сами о себе сказать постеснялись бы. А когда дождались, даже самый младший в семье Громовых девятилетний Андрюшка не остался в стороне: позировал фотографу, и с гордостью показывал, какие постройки он соорудил из «Лего» – маминых подарков. Красочные замки, крепости, аэропорты скоро займут собой всю комнату.


    - Сын родился, и я четко поняла, что сказать «нет» не могу. Оказывается, я не умею говорить «нет»! – для меня это тоже было откровением, - признается Ира. – Думала: мой ребенок, по всем правилам его воспитаю.
    - А получается как? – подхватывает Дима. – Он просит: «Мам, пойдем в магазин, игрушку купим». Мама: пойдем.
    - Я же приезжаю раз в месяц, как же игрушку не купить ребенку? – парирует Ира. – В класс прихожу, там «жалуются»: вот Андрюше родители дорогие игрушки покупают. Я говорю: ты с мамой каждый день, она тебе каждый месяц маленькую игрушечку покупает. А я его раз в месяц вижу. Купила ему большую игрушку, он месяц её «копает». Что я еще скажу ребенку в первом классе?


    Знаете, когда мы в Ванкувере выигрывали, я звоню ему по скайпу, разговариваю о том, о сём, а он: «Мам, у вас же 23 медали». То есть, он считал… В школе знают, конечно, кто его родители. Но я эти темы не трогаю, пришла забрала и все. Нас, правда, ругали: у вас ребенок не умеет шнурки завязывать. Не умеет, да. А кто его будет учить? У него обувь на липучках, папа у нас на коляске, он папе сам кроссовки помогает одевать. Тоже не каждый ребенок это сделает.


    Так и рассказывали они про свою прошлую и сегодняшнюю жизнь – дополняя, перебивая, а иногда и подшучивая друг над другом.


    СРАЗУ И НАВСЕГДА


    Дмитрий Громов: - Я прыжками с трамплина занимался, Ирина лыжами, а были мы в одном обществе – ЦСКА. Весенние и осенние сборы и соревнования проходили и заканчивались всегда практически в одном месте: у нас – в Кировске, а у лыжниц – в Апатитах. А начинался всегда – Красная Поляна, Сочи, 10 дней наверху, 10 дней на море. Пересекались мы и раньше – то в Бакуриани, то еще где-то, центры подготовки были одни. Но пересекались – и всё, особо ничего друг про друга не знали, не общались.


    Георгий Смирнов: - Дима крайне скромным парнем был, мы с ним практически вместе поступили в секцию, вместе тренировались, вместе взрослели, поэтому знаю его очень хорошо. Таким, кстати, скромным, он до сих пор и остался. Ещё – добрый, готов был все отдать, всем поделиться. Это конечно тоже всегда заслуживало уважения. Отличался он от нас тем, что почти никогда не ходил ни на какие дискотеки, да и в других наших маленьких развлечениях редко принимал участие. Сидел в номере, читал, уроки делал, что-то мастерил. Ну, а если и ходил с нами, пил исключительно томатный сок и всякие умные разговоры разговаривал. Я не был свидетелем истории их любви, и с Ирой познакомился уже при других обстоятельствах. Но хочу рассказать об одном эпизоде, чтобы вы понимали, что за человек такой Дима Громов.


    На одном из соревнований в Горьком, где мы были вместе, я здорово разбился. Отвезли меня в больницу, сделали снимок, гипсы наложили, и сказали: «Если ты парень космонавт, то всё – отлетался». Доставили меня в гостиницу. Ну, а дальше – надо было вещи собирать и ехать в Москву лечиться. А как? Все происходило уже поздним вечером, спортсмены, тренеры, что меня поразило, отнеслись к моей беде с прохладцей – не до тебя, мол. Только Димыч с ещё одним парнем не бросили. Помогли собраться, автобусы и троллейбусы уже не ходили, на такси у нас денег не было, еле-еле на билет в плацкартный вагон наскребли. От гостиницы, где мы жили, до вокзала километров пять-семь. А те же лыжи прыжковые – это надо представлять, что такое: два с половиной метра высотой, плюс мы еще на них под чехол все свои вещи обычно наматывали, чтобы сумка была легче, в ней же еще – ботинки, шлем... Килограмм 25 получалось на плече, не меньше. И вот наш с Димой друг из Питера Саня Петров тащил чехол, а Дима тащил меня. На закорках. По морозцу. Я в гипсе, он сам по себе тяжеленный, а что там было под ним – жуткое совершенно воспоминание. Диму я и за это уважаю, чего там говорить.


    Ирина Громова: - Как мы познакомились? Сосватал нас Саша Святов. Познакомили, даже не вспомнишь толком, как. Раз и все. Команды были разные, потом один раз на сбор попали вместе, и как-то сразу так решили, что женимся без вопросов.


    Александр Святов: - А почему я их познакомил? Да потому что Димка застенчивый был. А Ирина, знаете, такая… пацанка. Шустрая, симпатичная. Я видел, что Дима к ней неравнодушен, а первый шаг сделать не решается. Знаете, есть такие люди – безотказные. Вот это про Диму. Мы его еще называли – «хочу все знать». Если у кого чего ломалось, к нему шли. Только и слышалось: Дим, часы не ходят, посмотри. Дим, помоги крепление поставить… Не подумайте, что мы сейчас их с Ирой как-то превозносим, нет. Он на самом деле такой, готов был всем помогать, и получалось у него. А вот к девушке, которая нравилась, подойти стеснялся. Ну, я и решил помочь. Мы как раз оказались на сборе в Красной Поляне – девчонки-лыжницы и мы, прыгуны, пять-шесть человек. Говорю ребятам: а давайте, Димку сосватаем. Пришел к девчонкам с предложением чайку вместе попить: мол, есть у нас там один молодой петушок…


    Вот так с шутками… Думаю, рано или поздно, Дима и сам бы подошел к Ире, а мы просто его к этому подтолкнули.


    Дмитрий Громов: - С того момента мы не то, чтобы стали парой, тогда ведь не было так принято - гражданский брак и тому подобное. Но танцевали всегда вместе, за ручку можно было пройтись… И потом, сосватать-то нас сосватали, но Ира говорила, что за прыгуна никогда замуж не выйдет.


    Ирина Громова: - А получилось вот так. Сразу и навсегда.


    ТЫ НЕ ОДИН НА БЕЛОМ СВЕТЕ


    Георгий Смирнов: - Что произошло, тогда в Кременце вообще непонятно. Они там двадцать дней были на сборах. Двадцать дней зарядки, а после нее в одно и то же место ныряли. И речка была довольно глубокая для того, чтобы выплыть. То есть нырок, руки свел, ладони поднял и тебя выносит на поверхность. Для Димы вообще не проблема. Он и с 10-метровой вышки мог бы прыгать, настолько был координирован. Это нонсенс, что такое случилось именно с ним, ошибка или сбой какой-то явно. Потому что десять человек, куда менее координированные именно в это место прыгнули и ничего. Дима мне потом рассказывал, что кочка там под водой оказалась, намыло ее течением, наверное. И надо же было ухитриться именно в нее воткнуться. Он движение руками, чтобы выплыть делает и… как будто в вату головой, встать не может, ничего не чувствует. Вода уже пошла в легкие, когда ребята под руки подхватили, вытащили… С гигантских, мы их называем, «полетных» трамплинов прыгал, и ничего. А тут какая-то кочка в ручье!
    Как такое? Судьба?..


    ххх


    Дмитрий Громов: - Ира приехала на сбор, вся команда там, а меня нет.


    Ирина Громова: - Тяжесть всего случившегося понять было трудно, толком никто ничего не знал. Из того, что рассказывали, понимала, что дело плохо, но осознание, что все настолько серьезно… Такого, конечно, не было. Я сразу не могла со сборов уехать, дисциплина тогда была очень жесткая, ладно еще это бы был мой муж, а так мало ли, какие у кого там мальчики есть. Нужно было дождаться выходного дня. Поехали с женой одного из тренеров, она жила в доме недалеко от госпиталя, куда положили Диму, кушать ему готовила все это время. Могла, конечно, ничего не делать, мало ли, кто разбивается. Но, спасибо ей, пожалела. Приехали, но госпиталь военный – не пускают. Позвонили главврачу, завотделением. Они: «Вы кто?» Так, мол, и так. И тут они начали мне что-то говорить, успокаивать. Пришла, вижу: лежит Димка, тут все спицами просверлено, здесь вытяжка, там капельницы, губы все обветрены.


    Дмитрий Громов: - Жарко было, 36-38 градусов, окна нараспашку, вентиляторы круглые сутки не выключались. Я лежал, просил пить, самому было невозможно. Потом уже взяли банку трёхлитровую, две трубочки протянули… Никто ничего мне не рассказывал, не объяснял. Надеялся, что отлежусь, все срастется. Врачи недели две даже маме ничего не сообщали.


    Ирина Громова: - В итоге сообщила я. Мне дали ее телефон, рабочий. Обычно она сама берет трубку, а тут взяла ее подруга. Сейчас бы я, конечно, сказала, но мне 20 лет, я растерялась, не знаю, что говорить. Это же не простую новость рассказывать.


    ххх


    Георгий Смирнов: - Я только вышел из больницы после всех своих операций, а тут приезжает кто-то из ребят и говорит, что Димка травму получил. Его же все знали, любили. Естественно, я сразу позвонил его маме. Она мне с ходу: «Вот сейчас Ира к нему поедет». Подождите, какая Ира? Я ведь не знал ничего про его любовь, пока своими проблемами занимался. Так она мне опять: «У нас теперь есть Ира». Рассказывает про Иру, а потом вдруг плакать начинает. Короче, я с Ирой договорился встретиться, - Дима тогда уже в Москве лежал, а сам с ребятам связываюсь: расскажите, кто, что про Диму знает. Понял, что полная ж.., простите за прямоту, и никто, конечно, к нему не ездил. Потому что жизнь у нас такая – на день всего между сборами домой приезжаешь, а успеть надо много чего. Мы встретились в метро, идем в Боткинскую. Ира конкретная такая до невозможности: «Давайте только сопли пускать не будем, лучше пойдем быстрее». Ну, идем, разговорились, я что-то о себе рассказываю, она – о себе, а о Диме без особых подробностей. Сказала только: «Отпрыгался». А когда я сам все увидел… Знаете, никогда этого не забуду. Столько лет прошло, а вспоминать все равно тяжело. Подошел: «Здорово». Руку тяну ему, а у него она никак не двигается. Вообще ничего не двигается, как выяснилось, он алюминиевую ложку тогда держать не мог. Я вам рассказывал, каким Димка сильным был, мускулистым, а тут килограмм сорок в нем всего осталось, худущий лежит, бледный… Я еще подумал: как же так, еще недавно, вроде, вместе сидели, смеялись, подкалывали друг друга, а теперь вот… Как она-то все это выдерживает? Девчонка?


    Привела меня в чувство Ира: «Ну-ка, помоги его поднять»… Помню, домой приехал, водки хлоп, хлоп – и не пьянею…


    ххх


    Дмитрий Громов: - Боялся ли, что Ира больше не придет? Если честно, не задумывался в то время. Тогда мысль была только одна – хоть бы начала спадать температура. Три месяца она держалась в интервале от 38 до 40. Заражение крови, да все, что может быть из инфекционных осложнений, все у меня было. Тетушка моя - кандидат химических наук, работала как раз по изучению, созданию антибиотиков. Она доставала такие антибиотики, которые прошли только химические испытания, а в больницах их еще не применяли. Мне сказали: мы не знаем, какие будут последствия в будущем, но то, что поможет – 100 процентов. А мне какая разница? За 3-4 месяца вкололи 12 разных антибиотиков, а кололи каждые три часа. Кроме них, никакие лекарства не помогали. Раны вылечили медом чисто деревенским, ездили на пасеку, сгоняли жидкий мед и им мазали. Это сейчас появились матрасы специальные, много еще чего, а тогда один одно посоветует, другой – другое…


    Ирина Громова: - Он только однажды выдал свои эмоции. Когда еще в первый раз вошла к нему, глаза у него сразу как-то так вспыхнули…


    Знаете, я очень хорошо понимаю людей, которые пережили большое горе, пострадали в терактах, например. Первое, что накатывает - опустошенность, одиночество. Кажется, что ты один на белом свете. Так было и у нас. Члены сборной команды СССР – по тем временам не простые люди все-таки, и вот с этой высоты мы опустились в пропасть. Вариантов – закончить со спортом или продолжать – на тот момент у меня даже не было. Я поехала на сборы, но опоздала на самолет. Пока доставала билеты через дядьку-генерала, по другому ведь в советское время нереально было достать, опоздала на сборы. Приехала через день или два, а мне говорят: «Беги, контрольную». Я не согласилась. Обидно стало, я же не последняя в команде была, а со мной вот так. Понимаю, если бы я на танцах была, прогуляла, вовремя не проснулась. Сейчас не помню уже, может, и спросили, почему опоздала, хотя про Диму и так все знали, но все равно поставили ультиматум: «Не бежишь? Тогда уезжай». Я расстроенная была, переживала, в другой момент, может, иначе бы на все отреагировала. А тогда взяла да уехала.


    Надежды не было ни на кого. Только на себя. Хорошо моя подруга меня не бросила, она Андрюшкина крестная сейчас. Димины друзья - два три человека, прыгуны… А так не нужны мы были никому, сломались и сломались. Все забыли. Это пройти, конечно, было тяжело.


    ххх


    Георгий Смирнов: - Через год после случившегося получаю приглашение на свадьбу. Звоню Ире, неужели, правда? Она: «Да, решили расписаться». Ну а Димон-то, как? «Ну, как-как, приезжай в гости, увидишь!» Приехал. Смотрю, Дима уже шевелит руками, Ира ему поставила две шведские стенки и гоняет, как сидорову козу. Потом еще через какое-то время, приезжаю и снова какие-то подвижки видны. Если месяц назад разговоры были типа, что он может и не сядет никогда, то он сидит, да еще и с отверткой пытается что-то починить. Как Ира смогла? Зачем? Почему? Этот вопрос задавали все. Он все время висел в воздухе. Я сам спрашивал: Ира, ты прости меня за прямоту. Но что врачи-то говорят? Говорили, что не встанет никогда, не сядет, не будет двигаться вообще никак… Она это знала, понимала, на что идет. А ведь совсем девчонка была, перед ней все горизонты открывались. Почувствовала что ли, что сможет его «оживить»?..


    Ира честная до невозможности и очень жизнелюбивая, человеколюбивая, я бы даже так сказал. Она видит такие вещи, мимо которых мы часто проходим мимо. Плюс энергетика, которая направлена на то, чтобы людям сделать добро. Энергии у нее немерено. Она ж привыкла в лыжных гонках быть во главе эскорта. А тут такая любовь. Вот эту любовь и силу энергии своей она в Диму и вложила.


    СЧАСТЬЕ – ЭТО КОГДА ТЕБЯ ПОНИМАЮТ


    Дмитрий Громов: - В больнице врач однажды пришел и говорит: «Бегите отсюда быстрей, вам тут делать нечего. Езжайте в санаторий, гуляйте, и хватит вам». И мы тогда уехали в санаторий, потом коляски получили, стали гулять. Когда купили «Запорожец», я сдал на права, появилась возможность быть более мобильными. Могли часа в четыре вечера собраться: «А поехали в Киров, к друзьям». Садились в машину и в 12 ночи были на месте. Могли в Новгородскую область поехать, к родственникам в деревню. А в Москве все равно было сложно. Ира уговаривала: «Пойдем гулять, что дома сидеть». Но проблема была выйти, даже если на коляске. Лифт в доме старый, неавтоматический, когда заезжали, двери не закрывались. Мы придумали: пропилили верхнюю планку, как-то приспособили ее, чтобы нас лифт мог опустить вниз с открытыми дверями внутренними. Аккуратно, конечно, но как еще с третьего этажа спуститься?


    Ирина Громова: - Да, жизнь шла, мало-помалу переключались. Но тяжело было переключиться. Больно, понимаете, когда год в больнице, потом год дома… Друг другу предоставлены. Мать утром уходит на работу, вечером приходит, а мы вдвоем. В квартире уже не знаю, что переделали, на улицу выходить неудобно, да и стеснялся он, не хотел идти.


    Дмитрий Громов: - Из подъезда выйти – семь ступеней. Сколько раз там падали с них, Ира не могла удержать, коляска соскальзывала…


    Ирина Громова: - Все было, и падали, чего только ни делали.


    Дмитрий Громов: - Соседки сидят на лавочке – ой! – бегут быстрее поднимать. Когда решили расписаться, мама пошла в ЗАГС: «Вы можете на дому зарегистрировать?» «Мы дома только смертные случаи регистрируем, так что пожалуйте в ЗАГС». И мы поехали.


    Ирина Громова: - Шокировали весь ЗАГС, естественно.


    Дмитрий Громов: - Севастопольский, на метро Профсоюзная. Когда мы зашли, квинтет музыкантов заиграл – скрипачи, виолончелисты. У нас все было скромно, свидетели и мы, вчетвером. На свадьбе человек 10 было всего.


    ххх


    Ирина Громова: - Я одно поняла: если человек хочет, он ищет возможность, если не хочет, ищет причину. Два раза в год мы ездили в санаторий, а там нельзя было не заниматься. Получался своеобразный сбор реабилитационный. Грязи, ванны, массаж, электропроцедуры, уколы, физические упражнения. Сам санаторий находится на берегу Сакского озера, рядом Черное море. Мы вставали в 7 утра, а возвращались к ужину. А после ужина опять гуляли. Там человек 500 инвалидов, и все на колясках. Помню, племянница приехала, сидит, ревет. Мы говорим: «Лен, ну что ты плачешь? » А она : «Все такие молоденькие, красивые»… Конечно, ощущение тяжелое. Тогда самого слова паралимпийский не знали, как это вообще можно было? Общество слепых еще более-менее было известно, слепые принимали участие в соревнованиях по бегу, а колясочниками никто всерьез не занимался. Потом в центр приехали немецкие специалисты, которые занимались проблемами инвалидов, показали, что оказывается можно и в баскетбол, и в теннис играть на колясках. А мы увлеклись гонками. Познакомились с Сережей Шиловым, с Мишей Терентьевым, так вчетвером и ездили на марафоны пока Андрюшка не родился. На этих марафонах на колясках можно было заработать хоть какие-то копейки. Это был наш хлеб. Ну и потом, мы же сами – бывшие спортсмены, как наркоманы, нам только дай возможность потренироваться. Втянешься – уже не остановить. Стали пытаться у себя проводить соревнования. Я искала людей, приглашала, встречала…


    Конечно, тогда даже поверить не могла, что «колясочники» могут и на лыжах заниматься. Одно дело по равнине ездить, но когда спуски, подъемы. А тут однажды немецкие коллеги предложили: «Хотим, чтобы вы тоже начали развивать этот спорт, мы увидели – у тебя есть талант. Готовы показать, помочь». Нашли деньги, Диму в Германию пригласили в реабилитационный центр, меня – в Австрию, и показали нам, как жить надо. Я ухватилась за идею, нам же и климат не позволяет круглый год на летних колясках кататься. Начала собирать информацию, где только можно. Первые лет пять от лыжников не отходила, вопросы задавала, с чемпионами много разговаривала, все записывала, литературу специальную читала. Понимаете, когда сама один раз столкнешься с проблемой, через себя пропустишь, хочется и другим помочь. Вот говорят: «Нужно вести здоровый образ жизни, спортом заниматься». А ведь у инвалидов то же самое. Попробуй, посиди на коляске целый день, на пятой точке. И для почек вредно, и пролежни образуются и много чего еще. Двигаться по мере возможностей надо всем. Сегодня у нас занимаются ребята, которые никогда не будут чемпионами, но они получают удовольствие от того, что общаются друг с другом, не замыкаются в себе, ведут активный образ жизни. Почему не помочь?


    ххх


    Александр Святов: - Назад оглядываешься, кажется, что раньше в их жизни все было сложнее. Но это не так, у Иры легкой жизни вообще нет. Диму вытащила, сын растет, результаты есть… Казалось бы, живи и радуйся, но она снова борется. Подводных течений везде много. Взять хотя бы этот скандал (несколько лет назад несколько учеников Громовой выдвинули в ее адрес ряд обвинений, в результате чего команда паралимпийцев разделилась на две группы – прим. ред.), не знаю, почему у нас порядочных людей за слабых принимают. Может, по себе судят? Завидуют? Ира - человек бескорыстный. Добилась всего сама. Вот Жора Смирнов сегодня часто ездит с ее командой, помогает, они с Димой и его заразили движением паралимпийским. Я уже не говорю о том, что очень многие ей должны быть просто обязаны по жизни. А ее обвиняют, что она все это из корыстных побуждений делает. Смешно. Она живет ради спорта. И ее на все хватает. И на Диму, и на сына, и на учеников. Хотя я до сих пор удивляюсь: это ж столько сил, энергии нужно отдать. А она по-прежнему, как «энерджайзер» – ей лишь бы делать, делать, делать…


    ххх


    Ирина Громова: - Времени на все все равно не хватает. Вот сейчас приехала на пять дней, домой прихожу поздно, а еще белье погладить надо, обед приготовить на завтра, утром встать ребенка в школу проводить. Устаешь… Но работа – интересная. И результата, естественно, хочется. Тем более предстоит домашняя Олимпиада. Посмотришь, у моих спортсменов шесть медалей – это, может быть, и неплохо. Но я знаю, сколько мы могли и не сделали.


    Стало ли легче жить инвалидам? В какой-то степени да, раньше было намного сложнее, приходилось ходить, что-то выпрашивать, кому-то что-то доказывать. Сейчас тоже надо доказывать, убеждать, но сейчас проще стало в том плане, что команда обеспечивается, спортсмены стипендии получают, если результат есть, то и квартиры выделяют. Иногда ребята получают зарплату выше, чем их родители вместе взятые. Но проблем, конечно, все равно хватает. И ты с ними каждый день сталкиваешься. Вот взять аэропорт в Сочи, хотя бы. Мы говорили там пандусов нет для нормального передвижения инвалидов на колясках, это исправляют. Но если нет хорошего грузового лифта? Вот представьте: у биатлонистов на тележках лежат винтовки, которые в лифт не входят. А ребята, к примеру, однорукие, как им быть? Вот и начинаешь думать, приспосабливаться. Колясочники, как могут, помогают, берут часть багажа. Да все мы – я, массажистка, доктор, психолог помогаем – перегружаем груз на тележки и по нескольку раз пересекаем аэропорт туда-обратно. Или еще пример. Инвалиду в самолете запрещено садиться у окна. В целях безопасности противопоказано кем-то. Хотя, какая безопасность, хоть ты у окна, хоть у прохода? Но если он с краю сидит, представьте, каково здоровым людям, которые сели за ним, в туалет, например, выходить. И тем и другим неудобно, а ругаться, кому-то что-то доказывать бесполезно. Я не говорю, что только у нас все так плохо, а за границей хорошо. Нет, есть аэропорты более удобные, есть не очень. Но у нас в каждом аэропорту свои правила. Вот в Домодедово инвалиды в зону прилета угадайте, как попадают? Через багажное отделение. Куда багаж доставляют с самолетов, где его просвечивают, а потом наверх на эскалаторе поднимают, туда и нас привозят, и мы через какую-то дыру выходим наверх. Это разве нормально? Это вообще нарушение прав человека. Я раньше нервничала, плакала иногда, срывалась. А сейчас уже просто знаю: здесь будет так-то, и стараюсь держать себя в руках.


    Где силы на все это брать?.. В семье, в окружении, в ребятах… Приезжаем на дачу, телефон не беру вообще, копаю грядки – редиску иногда посадим, морковку… С ребенком выйдем…


    ххх


    Ирина Громова: - А вот смогу ли только для себя, для семьи жить? Вряд ли. Мои спортсмены – кому они нужны здесь в Москве? Ведь даже если меня уберут с должности старшего тренера команды, я все равно останусь личным тренером Шилова, Гончарова, Петушкова… Я не смогу бросить своих ребят, даже если мне очень захочется. У меня нет такого права.


    Дмитрий Громов: - Да никуда она не уйдет!


    Ирина Громова: - Когда этот скандал возник, они позвонили и сказали: «Ир, мы с тобой, как были, так и будем». Остался коллектив, который дружный, который работает друг на друга. Это самое главное. Потому что, когда ты знаешь, что у тебя в команде есть такие «червячки», когда постоянно чувствуешь подвох какой-то… Знаете, сейчас уже даже не обидно. Ведь они как привыкли? Им сказали: прибыть в Шереметьево в 10 утра. Они прибыли, паспорт взяли и поехали в США, в Норвегию, куда угодно, на всем готовом. Им же неважно, кто за них все делал. А теперь, оказывается, это не просто паспорта-то делать, да и все остальное. Мы друг другу помогаем, нет такого, что каждый сам по себе. Даже «малышам» даешь задание - реестры билетов подготовить, размеры быстро написать, еще что-то. «Малыши» у нас - школьники, четыре человека. У нас массажистка занимается с ними русским, английским, Гладышев – тренер по биатлону – математикой. А как иначе? Девочка целый месяц в восьмом классе пропустила, а приехала в школу и контрольную написала на 4.


    Дмитрий Громов: - А остальные на пять!


    Ирина Громова: - Остальные на 3!!! Ребята и сами занимаются, на сборах с 7 до 8 вечера обязаны заниматься учебой, поэтому поддержка друг друга во всем очень важна. Не могу сказать, что в этом сезоне результат скаканул, но есть определенная динамика. Сложность в том еще, что тренеров мало, а групп у нас три. У меня группа «стоячих» спортсменов, которые только на лыжах бегают, группа «сидячих», и «стоячие», которые в биатлоне выступают. То есть 18 спортсменов и 7 человек обслуги: я, Гладышев, доктор, массажист, психолог, смазчики. Тренируются все по-разному, глаз, бывает, не хватает. Биатлонисты, допустим, на стрельбище, лыжники – бегают. Летом сажусь на велосипед и гоняю туда-сюда, пытаюсь за всеми усмотреть. Где-то доктор помогает, где-то – психолог.


    Какой результат сама себе наметила в Сочи?.. Если на пьедестал одновременно поднимутся три моих ученика, буду безумно счастлива.


    ххх


    Ирина Громова: - Я и когда сама бегала, тоже цели себе ставила максимальные. Тогда в сборной были Кулакова, Сметанина, Амосова, Балдычева, Рочева…


    Дмитрий Громов: - Это была великая китайская стена российских лыжниц!


    Ирина Громова: - Хотелось, конечно, попасть в основной состав. Но я была немножко… необычным человеком. Вот сын подписывает свои работы в школе – «генерал Громов», объясняю, что так нельзя, а сама понимаю, откуда все идет. Я так же выступала. За это и страдала. Конечно, если бы Димка не сломался так рано, побегала бы еще, и может, многое еще бы получилось. В коньковом ходе, к сожалению, не удалось себя попробовать, он позже начался. Но и обижаться не могу: выигрывала первенство СССР среди молодежи, в личных гонках побеждала, в составе эстафеты… Надо найти медальки, подсчитать сколько их.


    Дмитрий Громов: - На ленте было пять, я считал.


    Ирина Громова: - Не думаю, что генеральский характер был у меня в детстве. Папу я никогда не знала, не помнила. Трудно сказать, откуда такой характер. Мама, правда, не простым была человеком. Наверное, в чем-то я на нее похожа. В чем? Ну, например, при всем том, что, на мой взгляд, я добрая, кругом слышу, что все меня боятся.


    Дмитрий Громов: - Потому, что ты требовательная для исполнения поставленных задач. Когда человеку сказали, что нужно прийти тогда-то и сделать то-то, а он либо опоздал, либо не пришел, либо не сделал, то приходится наезжать.


    ххх


    Дмитрий Громов: - Иногда звонит Жора: «Дим, там прыжки». Я говорю: Уже смотрю. Я всегда их смотрю, с удовольствием. Мне нравилось прыгать, обычно столько лыж переломаешь… А самый кайф в прыжках, когда летишь долго-долго вниз, особенно когда получается, когда трамплин очень большой, хороший. Но это не только в прыжках. Я до этого двоеборьем занимался, сначала не получалось, а потом, ход пошел на лыжне, техника. Бежишь, чувствуешь, одного догнал, второго, и трамплин так же точно – чем дальше летишь… И знаете страха не было. Никогда. В детстве с ребятами по крышам прыгали, лазали по стройкам, по высотным лесам на уровне 4-5-го этажа, и тоже ничего. До сих пор иногда во сне прыгаю…


    Мы всегда и день свадьбы отмечаем, и дни рождения, и новый год. 2 января всегда друзья, ребята наши приезжают, это уже традиция. Как радуем друг друга в этот день?.. Когда у нас ребята хорошо выступают, вот радость! Радость ведь обычно, когда успех, что-то получается. Могу приготовить что-нибудь Ире, или она что-то сделает, так, что ты пришел и увидел – для тебя старалась. Как еще можно родного человека порадовать? Хорошим отношением к нему, не только в праздники. Сейчас, конечно, больше на сына отвлекаешься, чтобы не болел, учился хорошо, это естественно. Но в семье что главное – гармония. Когда и сам с собой ладишь, и с окружающими. А гармония бывает там, где есть взаимопонимание. Помните, фильм «Доживем до понедельника?», слова - «Счастье – это когда тебя понимают»? Многие думают: а, это лирика, кино, все слишком просто. Может оно и так. Но в этих словах – правда.


    все материалы раздела

     
    НАШИ АНОНСЫ
    04.12.2017
    4-10 декабря, календарь турниров

    27.11.2017
    27 ноября – 3 декабря, календарь турниров

    20.11.2017
    20-26 ноября, календарь турниров

    13.11.2017
    13-19 ноября, календарь турниров

    06.11.2017
    6-12 ноября, календарь турниров
     
    Наши галереи
    09.02.2014
    ВСЕ МЕДАЛИ СБОРНОЙ РОССИИ НА ОЛИМПИАДЕ-2014 В СОЧИ!

    30.08.2010
    Открытый чемпионат "Итеры" по велоспорту

    18.06.2010
    Игорь Макаров – новый президент Федерации велоспорта России

    16.06.2010
    Андрей Бокарев – новый президент Федерации фристайла России

    21.05.2010
    Избрание Александра Жукова президентом ОКР
     
    Наши Комментарии
    17.01.2017
    Рейтинг Агентства «Весь спорт» «25 персон, которые окажут наибольшее влияние на российский спорт в 2017 году»: первые – активисты из организации «Спорт и право», вторые – президенты зимних федераций, третьи – фигуристка Медведева и лыжник Устюгов

    09.01.2017
    Рейтинг Агентства «Весь спорт» «25 персон, которые оказали наибольшее влияние на российский спорт в 2016 году»: Юлия Ефимова – самая крутая, Александр Жуков – четвёртый, Виталий Мутко – пятый

    28.07.2016
    Понкин И.В. Заключение (предварительное) по Докладу Р. Макларена от 16.07.2016

    07.05.2016
    Исследование «Альянса спортсменов-победителей»: «Ошибка в коммуникациях WADA и сила осуждения»

    15.02.2016
    Громова. История любви
     
    Наши публикации
    08.01.2010 - SportWeek
    История конькобежца Ивана Скобрева, неожиданно ставшего претендентом на медали Олимпийских игр в Ванкувере

    30.12.2009
    Наталья Марьянчик – о лыжной многодневке Tour de Ski-2010

    19.12.2009
    Артем Поздеев - о первом в истории женском волейбольном «Матче звезд»

    11.12.2009 - SportWeek
    Двукратная олимпийская чемпионка Светлана Ишмуратова - об ожиданиях олимпийского сезона и взаимоотношениях с руководством СБР

    09.12.2009 - SportWeek
    Андрей Митьков - о главных событиях биатлонного межсезонья
     
    Лучший спортсмен России
    25.04.2010
    Бадминтонистки Сорокина и Вислова – лучшие спортсмены третьей недели апреля!

    15.04.2010
    Евгений Чигишев – лучший спортсмен второй недели апреля!

    11.04.2010
    Яна Романова – лучшая спортсменка первой недели апреля!

    01.04.2010
    Иван Черезов – лучший спортсмен заключительной недели марта!

    27.03.2010
    Мария Иовлева – лучший спортсмен третьей недели марта!
     
    Рейтинги от Public.Ru
    10.05.2006
    Итоги освещения в Российских СМИ Чемпионата Европы по борьбе

    14.04.2006
    Материал к статьям на тему «Спортивная борьба»

    07.04.2006
    Статистика упоминаний видов спорта в контексте зимних Олимпийских игр 2006 года
     
    Наши герои
    15.06.2006
    Владислав Третьяк - трёхкратный олимпийский чемпион, председатель Комитета Госдумы РФ по физкультуре, спорту и делам молодежи, президент Федерации хоккея России (ФХР)

    23.09.2005
    Шамиль Тарпищев, президент Федерации тенниса России, капитан сборной страны в Кубке Дэвиса

    02.09.2005
    Роберт Джеймс Фишер - экс-чемпион мира по шахматам

    19.08.2005
    Елена Исинбаева - олимпийская чемпионка, многократная рекордсменка мира по прыжкам с шестом

    17.06.2005
    Александр Карелин – трехкратный олимпийский чемпион, Герой России, депутат Госдумы
     
    Наша статистика
    16.01.2007
    Все результаты российских теннисистов, вторая неделя, 8-14 января

    08.01.2007
    Результаты крупнейших соревнований по олимпийским видам спорта, декабрь 2006 года

    08.01.2007
    Все результаты российских теннисистов, первая неделя, 1-7 января

    07.01.2007
    Результаты крупнейших соревнований по олимпийским видам спорта, ноябрь 2006 года
     

    Однофазный стабилизатор напряжения 10 квт купить voltstab.ru

    протерм сервисный центр далее
    tk-saratov.ru
    Сеть зоомагазинов
    zverek-shop.ru